«Готовясь к ЧМ, играли в интеллектуальные игры. Три раза чемпионом стал Жирков»
27 ноября 2018

Защитник Владимир Гранат был частью российской команды, которая три недели сводила всю страну с ума во время чемпионата мира — 2018. У самого Граната на турнире было только одно появление на поле, зато в важнейшей игре с испанцами. В интервью «Чемпионату» защитник «Рубина» рассказал о подготовке к ЧМ, русском языке Дугласа Косты и критике от Курбана Бердыева.

 

«Спартак-2», Лига чемпионов, Дуглас Коста

– Осознаёте, что за два года рванули от ФНЛ до плей-офф чемпионата мира? 
– Довольно событийный период получился. Где-то мне повезло. Но нужно было не упустить свой шанс, когда меня пригласили в «Ростов». 

Не могу сказать, что мне пришлось что-то радикально менять в своей карьере или образе жизни, чтобы всё это случилось. Но так произошло, что из первой команды «Спартака» меня попросили во вторую: это решение тренеров и руководства. А тут не было бы счастья, да несчастье помогло. Получается, что я из «Спартака-2» попал в Лигу чемпионов. Здорово.

– Какая победа безумнее по внутренним эмоциям: над «Баварией» в Лиге чемпионов или над Испанией во время ЧМ-18? 
– Наверное, всё-таки победа сборной. Иногда обсуждаем с братьями эти игры. Сказали бы они мне лет в 10, когда я в Улан-Удэ жил, что сыграю на чемпионате мира и буду побеждать в Лиге чемпионов! Думаю, ответил бы: «Смеётесь, что ли?». 

– При Черчесове вы стабильно в обойме игроков сборной. Как менялся главный тренер, пока команда готовилась к ЧМ-2018? 
– Черчесов за этот период вообще не изменился, как мне кажется. Он всегда вселял в нас уверенность, что мы можем и должны добиваться успеха, несмотря на соперника. Всё шло без какой-то накачки. Каждый сам понимал, что перед своими болельщиками на домашнем чемпионате мира нельзя упасть в грязь лицом.

– Помимо чемпионата мира вы проводили матчи с сильными соперниками в процессе подготовки. Кайфовали от того, что играете против Бразилии и Франции, или результат не позволял? 
– Мы понимали, что с этими командами будет тяжело играть, а тем более обыгрывать. Но каждый тогда проверил свой уровень. Мы посмотрели на то, как играют соперники, и начали понимать, что нас ждёт на чемпионате мира. Так что это всё тоже в плюс. 

– Дважды удалось сыграть против Дугласа Косты: когда он был в «Баварии», а потом в сборной Бразилии. Он правда успел выучить русский, пока выступал за «Шахтёр»? 
– Да, говорит довольно неплохо. Иногда в паузах по ходу матча обменивались какими-то фразами с ним. Когда они с «Баварией» приезжали в Ростов-на-Дону, он жаловался нам на холод. Так и выяснили, что он общается на русском.

– Перед оглашением окончательной заявки сборной на ЧМ волновались? 
– Конечно нервничал. Думаю, как и все футболисты. Понятно, что есть какой-то костяк команды – он всем известен. Окончательный список мы узнавали уже в расположении сборной. А предварительную заявку когда услышал, очень обрадовался.

 

Критика, «Лужники», интеллектуальные игры

– Перед чемпионатом мира лично вы удалили все новостные приложения и отказались от чтения спортивных сайтов. Но какие-то реакции и новости всё равно прилетали? 
– То, что доходило до меня, – поддержка, которая шла из моего родного города. Друзья тоже писали, переживали. Но вот тот негатив, который появился в отношении сборной перед турниром, на мой взгляд, отсеивался довольно медленно. После Саудовской Аравии критиковали и говорили, что соперник никакой. Потом Египет тоже никакой – опять критика раздавалась. Проиграли Уругваю и началось: «Ну вот они! И вот их уровень! Поставили на место». Нам оставалось только делать свою работу. 

– Дзюба ещё до ЧМ не выдержал и обратился к журналистам и болельщикам с большой речью. В команде знали, что он собирается сказать что-то подобное? 
– Нет, это чисто его эмоции и желание, но они совпадали с тем, что у всех внутри. По-хорошему какой-то сильной поддержки сборной и веры в результат до чемпионата мира не ощущалось. 

Для команды только плюс, что есть такой игрок, как Артём, который может выйти к журналистам и донести какие-то вещи. Потому что не каждый любит общаться с прессой. Кому-то не хватает смелости что-то высказать. 

– Артём шутит в сборной в любой ситуации или приближение матча делает серьёзным даже его? 
– Может, для него это способ снять напряжение. Да и для коллектива тоже. Но чем ближе матчи, тем всё становились серьёзнее. И не было такого, чтобы в день матча кто-то громко шутил и веселился. 

– Чемпионат мира для многих игроков сборной России открыл мир рекламы, фотосъёмок, повышения количества запросов на интервью. У вас как? 
– Я не очень люблю всё это, и в команде «Рубин» все это знают. Поэтому даже если шли какие-то запросы, до меня они не доходили. Не могу сказать, что вообще после чемпионата мира стали чаще узнавать. 

– Главное, что запомнилось о первом матче на чемпионате мира? 
– Победа. И осознание того, что в жизни футболиста такое бывает раз в жизни – стать участником подобной игры. Пусть даже на скамейке запасных. Неописуемый восторг и радость. Плюс в этот момент начинается соревновательный мандраж от того, что закончилась подготовка и начался сам турнир – это тоже приятные ощущения.

– Самый любимый стадион из тех, где сборная играла во время чемпионата мира? 
– «Лужники», конечно. Самый большой, огромное число болельщиков. Хотя во время матча следишь за происходящим на поле и так нервничаешь, что толком не обращаешь внимание на трибуны. 

– Какие мысли крутились в голове по ходу матча с Египтом, когда стало понятно, что Россия выходит в плей-офф? 
– Когда уже три мяча забили, тогда поверили, что всё – мы в плей-офф. Кому-то после матча позволили остаться в Санкт-Петербурге с родственниками, кто-то улетел в Москву. Успели увидеть, как болельщики радуются на улицах победе – очень здорово. 

А ещё наступило облегчение от того, что мы выполнили задачу-минимум и вышли из группы. Но после этого и хотелось большего. Понимали, что можем. Ещё у нас был очень хороший график: соперники шли по нарастающей. И поражение с Уругваем, возможно, стало очень важным. Оно опустило с небес на землю.

– Глядя на то, как отрывается народ на улицах, не хотелось стать частью праздника и так же безумно праздновать всю ночь? 
– Мы только по телевизору узнавали про это. Особенно много видео присылали после Испании. Там уже из всех регионов скидывали видео, как страна радуется. Конечно, присутствовало небольшое желание оказаться рядом с близкими и родными людьми, покричать, порадоваться победе. 

Ещё очень круто прошла встреча команды с болельщиками уже после чемпионата мира, у МГУ. Такие положительные эмоции испытал – очень здорово! Хотя встреча состоялась и после поражения, мы видели, что в команду действительно поверили, её любят и за неё переживают. 

– Какой была атмосфера в сборной на чемпионате мира? 
– Очень крутой! Любого спросите! Не хотелось удалять группу в мессенджере, которую создали на этот срок. Мы собирались постоянно: то в ЧГК играли, то в компьютерные игры. 

– Какие игры? COD? PUGB? 
– «Знание – сила» на плейстейшн – очень крутая игра! Три чемпионства, кажется, у Жиркова. А ещё у Дзюбы и Лунёва. Из культурной столицы парни, да. Кудряшов пару раз выигрывал.

– Нет страха, что после двух-трёх поражений все забудут про любовь и опять вернётся скепсис? 
– Нет. Да и чего про это думать и бояться этого? Уже проходили всё это. Команда смогла пережить и поменять мнение людей. От печали до радости – один шаг. 

– То есть отношение к сборной сейчас более взвешенное? 
– Да, мне так кажется. Все же видят, что ребята играют с желанием, бьются. Даже если проигрываем, нет никакого равнодушия.
 
 
Испания, Акинфеев, Мутко

– На ЧМ-2018 вы сыграли в одной игре, но самой главной. Как всё прошло? 
– Очень переживал! Там же наступил перерыв, я ушёл в раздевалку за чаем. Выхожу в коридор, там телевизор висит – показывают повторы моментов первого тайма. Мы стоим, смотрим голы. И тут ко мне подходит администратор сборной Евгений Савин: «Всё, давай, готовься выходить на поле». Я ему: «Ты чего придумываешь-то?». Он объясняет, что Жирков не может продолжить матч. И я пошёл разминаться.

– В голове крутилась мысль: «Ну, наконец-то»? 
– Конечно, радость, что сыграю на чемпионате мира, да ещё и в таком матче. Все близкие присутствовали на стадионе. Но ещё и волнение, потому что нельзя команду подвести. 

– О чём думали во время серии пенальти? 
– Честно: и мы, и вся страна верили в Игоря Акинфеева. Потому что он лидер команды. Так и случилось, что он вывел нашу команду в четвертьфинал. 

Мы стояли перед воротами, у нас идеальный обзор: сразу поняли, что он ногой этот удар по центру отбивает. А после этого уже понеслись к нему. 

– Роман Зобнин до сих пор благодарит Акинфеева за этот сейв, потому что ему не пришлось бить пятый удар. Был список тех, кто пойдёт бить, если пяти ударов не хватит? 
– Нет. Но там смешно вышло. Мы, понятно, знали, что пятый Зоба. Но я шутил, что всем в Улан-Удэ расскажу, что пятый удар на мне. 

И потом встреча с Виталием Мутко, он поздравлял нас. И спросил: кто пятый-то бить бы пошёл? Черчесов ему отвечает, что Зобнин. Тут Дзюба дополняет: по версии Володи Граната, пятым пошёл бы бить он. Посмеялись с этого все. 

– Майка, в которой победили Испанию, где-то нестиранная под стеклом хранится? 
– Дома, конечно. Но, возможно, стиранная и пока без стекла. 

– Вы включали Серхио Рамоса в тройку топовых защитников. После игры с Испанией узнали о нём что-то новое? 
– Так же уверенно действует, как в трансляциях по ТВ. Тем более они играли с позиции силы, а мы вторым номером.

 

Ростов, Казань, татарская стряпня

– Тяжело было после тёплого Ростова переезжать в Казань? 
– С точки зрения инфраструктуры и развитости города Казань идеально подошла моей семье. Если бы климат ростовский, то вообще здорово. Ещё здесь люди маленько более закрытые. Южане как-то более открыты. 

Татарский язык в клубе практически не звучит. Иногда слышу, как в магазинах или по телефону люди разговаривают на нём. Местная кухня отличная, если в меру есть. Кыстыбый, очпочмаки – очень вкусная стряпня. 

– Из последних матчей «Рубина» всем особенно запомнился гол «Спартаку». Сорокин вышел на замену в добавленное время и первым же касанием забил. Отрабатывали такой розыгрыш конкретно с его участием? 
– Все знают, что Егор хорошо играет на стандартах. И понятно, что какие-то заготовки у нас есть. Но до такой развязки, если честно, могли бы и не доводить, забив раньше. И даже выигрывать спокойно могли бы. С «Локомотивом» такая же ситуация. Если по моментам смотреть, могли и должны выигрывать. 

– В «Ростове» вы всегда были в тройке игроков, которым больше всего достаётся от Бердыева. В «Рубине» ситуация изменилась? 
– Думаю, в тройку я вхожу до сих пор. 

– С ним всегда есть вера в свой футбол, которая помогает обыгрывать вообще любого соперника? 
– Он перед «Баварией» говорил нам, что, если мы не верим в победу, на поле лучше не выходить. Мы вышли и победили. 

– В чём отличия между периодом, когда Бердыев руководил командой удалённо и тем, когда он на скамейке? 
– Для нас очень важно, что он вновь полноценно управляет командой. Возможно, для журналистов и болельщиков разница незаметна, но он замечает нюансы в игре и оперативно их до нас доносит. Для этого необязательно кричать, достаточно подозвать кого-то одного и передать указания.

– После работы с Бердыевым уже знаний хватит на учебник по тактике? 
– Наметки уже могу точно начинать собирать. Однозначно!

>Обзор прессы
«Готовясь к ЧМ, играли в интеллектуальные игры. Три раза...