Dsc02312%d0%bf
Юрий Уткульбаев: «Я приверженец атакующего футбола»

20/03/2014

Нынешней зимой в тренерском штабе молодёжной команды «Рубина» произошли ключевые изменения. Юрий Уткульбаев и Олег Нечаев сменили соответственно Алекса Пайареса и Владимира Ежурова. О своём возвращении в родную команду рассказал «новый старый» старший тренер дубля Юрий Уткульбаев, много лет работавший с «молодёжкой» «Рубина» до прихода испанского специалиста.

«НУЖНО НА ДЕЛЕ ВЫСТРОИТЬ ФУТБОЛЬНУЮ СТРУКТУРУ В ТАТАРСТАНЕ»

— Юрий Анварович, это Ваше второе пришествие в тренерский штаб молодёжной команды «Рубина». Есть ощущение, что вернулись домой?

— Конечно. Это даже не второе пришествие. Я из Казани уезжал ещё действующим футболистом, потом вернулся в 1995 году. Клуб для меня родной и дело знакомое. Был у меня небольшой перерыв в тренерской работе перед этим пришествием. Теперь берусь за дело с новыми силами, посмотрев на процесс со стороны.

— С чем был связан Ваш уход?

— Может быть, такая пауза нужна была, потому что всё-таки долго работал с дублёрами. Только в Премьер-лиге с 2003 по 2011 годы. Плюс руководителями клуба было выбрано определённое направление – были приглашены испанские специалисты. Они должны были довести своё дело, задумки. Их тренировочный процесс не ограничивался интернатом, но и, насколько я знаю, переходил на команду мастеров.

— Много изменений произошло в молодёжном футболе за время Вашего отсутствия?

— Я всё это время ходил на матчи молодёжной команды, но не всегда удавалось разглядеть новую концепцию. Возможно, испанским специалистам просто не хватило времени. Может быть, довлел результат. Мне сложно сказать. Всем хочется выигрывать, занять место повыше, но мне кажется, что здесь работа должна быть другая. Конечно, нужно стремиться к победам – без них мастера не вырастить. Здоровые амбиции должны быть, но главное – это обучение футболиста, выбор его лучших качеств. Обучение должно происходить в системе игры, которую выбирает клуб. И менять эту систему не нужно. Не может ведь молодёжная команда зависеть от желания какого-то из главных тренеров команды мастеров. Если будем на начальных ступенях постоянно перестраивать модель, у нас ничего не получится!

— Что Вам досталась в наследство от предшественников?

— Не хочу здесь применять термин «наследство», всё-таки до этого я тоже участвовал. Как работал, судить не мне. Интернат в его нынешнем виде существует четыре с половиной года (открытие состоялось 1 сентября 2009 года – прим. авт.), искусственное поле появилось пораньше. Выпуск 1991 года, который стал чемпионом России в своём возрасте, был уже с полем, но ещё без интерната. Из того года в нашем дубле играло человек шесть-семь. Из них вышел Максим Жестоков. Ильсур Самигуллин играет в Нижнекамске. В общем-то всё – навскидку больше имена не приходят, кто является действующим футболистом. Дальше уже из выпуска 1992 года и близко никого нет. Из 1993 года вышли Уридия и Березин. Но пока нельзя сказать, что эти игроки куда-то стучатся. На 1994 год мы очень надеялись, но только Петролай и Лобанов сейчас играют за нашу молодёжку.

Сложность в чём? Каждый раз обновляя возраст дубля, мы не задумываемся над тем, куда пойдут ребята, которые якобы переросли «молодёжку». В Первой лиге они не нужны, потому что там силовой футбол, взрослые ребята. Они не заинтересованы в том, чтобы взять нашего футболиста и развивать его, чтобы его цена росла. Поэтому нужно попробовать на деле выстроить структуру татарстанского футбола. Условно наш дубль укомплектован игроками до 21 года, «Рубин-2» – до 23 лет и так далее. Если эта структура будет единой, со схожими тренировочным процессом, игрой и целями, тогда будет результат.

— А как сейчас налажено взаимодействие молодёжной команды с другими профессиональными клубами республики – «КАМАЗом», «Нефтехимиком», «Рубином-2».

— На мой взгляд, пока, к сожалению, оно не такое, какое хотелось бы видеть. У нас нет одной цели. И пока мы эту структуру не составим, пока не будут все эти клубы работать в одном направлении, этой цели не будет. А целью должно быть воспитание футболиста по всем ступеням этой пирамиды и в конечном счёте подготовка для основного состава «Рубина». Думаю, потихоньку мы общими усилиями эту структуру выстроим.

Оценка нашего труда – это то, сколько ребят после нас останется играть в профессиональном футболе. Было приятно узнать, что сейчас в различных профессиональных командах в России и за рубежом играет около 30 футболистов, прошедших через наш дубль. В их числе и Марат Хайруллин, который вместе с «Актобе» стал неоднократным чемпионом Казахстана, и наверно не жалеет, что прошёл рубиновскую школу. Это и Ленар Гильмуллин, которого мы в своё время взяли из школы «Рубина» и поставили на позицию правого защитника. Он учился в девятом классе и уже тогда играл на КФК. Это и Игорь Портнягин, который, я считаю, играет в Томске не на своей позиции. Он не фланговый игрок! Он центральный нападающий с очень высокой скоростью, с умением играть головой.

«ПОСТАРАЕМСЯ ДАТЬ ШАНС ВСЕМ»

— Давайте поговорим о команде. Расскажите, как изменился состав «молодёжки» с Вашим приходом?

— Пока у нас несколько ограниченный ресурс. При том, что несколько игроков с прошлого года мы отсеяли. И я честно объяснил ребятам, почему мы это сделали – по тем или иным ограничивающим факторам. Либо скорости не хватает, либо желания. Они не глупые ребята и всё понимают. Дай бог, чтобы у них всё получилось в других командах. Я считаю, что лишних людей в команде быть не должно – лучше работать условно с 15-ю игроками, у которых есть шанс дальше расти, чем держать 28, когда внимание рассеивается. Молодёжный футбол – это больше индивидуальная работа. Сейчас у нас в обойме 22 человека вместе с вратарями. Будем стараться давать играть всем. Сезон закончим, и по его итогам будет видно, кто готов работать дальше. К тому же ещё из интерната кто-то должен прийти.

— Высоченного нападающего Ника Качаравы в команде тоже не будет?

— Да, это наше решение. На первом турецком сборе, к сожалению, он был самым слабым, не выполнял простые требования. С тренером по физподготовке Вольфгангом Шриблом мы провели с ним индивидуальную работу, но в итоге отдачи не было. Мы с ним расстались, не увидев должной мотивации к дальнейшей работе. К тому же зачем в дубле иностранный 20-летний футболист, если у нас есть свои молодые ребята? Может, он и помог бы в плане результата, но будет ли он дальше расти?

— Как будете решать вопрос с нападением, ведь, например, во встрече с «Анжи» эта проблема явно просматривалась?

— В том числе за счет ребят, которых будем привлекать из основного состава. Там ресурсы есть. Плюс на сборах мы наигрывали вариант схемы без нападающих.

— Какие ещё позиции в молодёжной команде требуют усиления?

— Нельзя говорить о молодёжной команде в таком ключе. Лучше пусть у нас будет десять играющих нападающих, чем искать какого-то футболиста, который якобы закроет эту позицию. Нам нужны перспективные футболисты, желательно, чтобы они были местные. На данный момент можно сказать, что наиболее укомплектована позиция центрального защитника: Пащенко, Сорокин, Бабичев, Хабибуллин плюс Максим Жестоков, думаю, будет за нас периодически играть.

— Есть у нынешнего дубля свои лидеры?

— Пока сложно сказать. Априори, люди постарше должны вести за собой команду. Это и Лобанов, который еще при мне пришел, и Петролай. Стоит упомянуть Германа Сергеева. В прошлом году он играл мало. Но я помню, как он в детстве в своём возрасте брал мяч и обыгрывал по полкоманды и забивал. Потом был период, когда от него требовали убрать свой стиль обводки и стать более комбинационным игроком. В итоге его не доучили, как хотели, но он уже потерял то, что было. Думаю, что он должен вспомнить, как играл – смело, нагло, инициативно. Мы ему возможность предоставим, все-таки наш казанский парень.

— Расскажите о новичках.

— В первом матче с «Анжи» в центре защиты играли Пащенко, который вернулся к нам после командировки в «Рубин-2», и Сорокин – воспитанник питерского футбола, который играл на КФК за «Тосно». Последний пришёл к нам буквально на втором зимнем сборе. Данные у него есть, думаю, он будет прибавлять. На краях защиты играли Кузнецов и Михайлов – выпускники интерната 1997 года рождения. Центрального полузащитника Петролая взяли из «Рубина-2», где он превратился в лидера. Он будет одним из лидеров и у нас. Ему нужно дать шанс периодически тренироваться вместе с основой. Слева в полузащите играл Ахметов конца 1997 года рождения – тоже выпускник интерната. У него есть изюминка – это комбинационный игрок, может и обыграть, и пас отдать. Как раз подходит нам по стилю. Он занял место Эльмира Набиуллина, которого забрали в основу. На замену выходил Миронов, который также из выпуска 1997 года рождения.

— Видно, что с взаимодействием молодёжной команды и ЦМПФ всё в порядке.

— Иногда на сборах с нами тренировалось под 40 человек, мы просматривали многих. Будем привлекать. Уже сейчас мы видим по игре нашей «молодёжки» с «Анжи», что есть мальчишки 1997 года рождения. То есть контакт с ЦПМФ есть, и мы будем продолжать работать в этом направлении. Сейчас в интернате работает Нияз Акбаров. Мы с ним знакомы хорошо, вместе играли в «Рубине» во Второй лиге и сейчас общаемся, дружим. Обязательно выберем направления взаимодействия. Куда идти, к чему стремиться в долгосрочной перспективе. За три месяца ничего не сделаешь. Мы же не аферисты, чтобы делать громкие заявления.

— Уже можно говорить, в каком стиле будет играть молодёжная команда?

— В таком, в каком играла раньше при мне. Были матчи, когда мы с 89-м – 91-м годами рождения могли выиграть 5:4 у «Спартака» или «Терека», сыграть 4:4 с «Локомотивом» на выезде. Мне такой счет больше нравится, чем 0:0. Понятно, что пропускали многовато, но голы – это ошибки молодости. Потом в обороне научить играть проще, чем пробудить интерес к атаке, к импровизации впереди. Атакующий футбол всё же более продаваем. Умение выйти из-под прессинга через пас это всегда красиво, а обороняться и бить по аутам всегда можно научить. Если вспомнить, как 1993 год у нас стал чемпионом, то мы увидим, что большая часть матчей там была сыграна на ничью и на победы в серии пенальти. В итоге почти никто из того состава не заиграл. Нельзя делать акцент на результат. Первостепенным должен быть тренировочный процесс.

— У Вас много общего во взглядах со старшим тренером «Рубина» Ринатом Билялетдиновым. Уже говорили с ним на тему работы с молодёжью?

— Пока только очень поверхностно, когда основа несколько дней была на сборе в Турции. Думаю, мы найдём время в Казани, встретимся, обменяемся какими-то пожеланиями и услышим друг друга.

— Расскажите о семье. Как вас поддерживают близкие в вашем нелегком деле?

— Жена Лилия – мой спутник по жизни. Мы уже 23 года вместе. Она тоже бывшая спортсменка, родом из Набережных Челнов. Познакомились, когда я учился там в Институте физкультуры. В нашей семье всё подчинено расписанию команды и календарю соревнований. Когда я играл за разные команды, она как за декабристом ездила со мной по городам.

— Ваш сын Артур тоже был замечен в различных любительских футбольных турнирах. Тоже, кстати, на позиции вратаря.

— Он занимался в «Рубине» 1992 года рождения, ездил на сборы. Но я не увидел в нём того фанатизма, который нужен, чтобы пробиться в профессиональный спорт. Тем более, что сейчас много соблазнов, в том числе компьютер, онлайн-игры, телевидение. Раньше ведь такого не было. Только за счёт спорта могли куда-то пробиться, и это подстёгивало. Мы с ним поговорили на эту тему, и он решил учиться – КАИ заканчивает. Сейчас у него новое увлечение, он вице-президент Федерации бейсбола Казани, в организации которой сам принимает участие. Президентом будет директор спорткомплекса КАИ Олимп Ринат Юсупов. Артур прошёл тренерские курсы в Москве и теперь тренирует бейсбольную команду. Хорошо, когда молодые люди проявляют инициативу, а не прячутся за папой и мамой. Ему 22 года будет, самостоятельный парень, живёт отдельно.

Часть интервью опубликована в официальной программе к матчу «Рубин» – «Волга»





Российская Премьер-Лига
Краснодар
26 мая 14:00
Краснодар
Краснодар
Рубин
Рубин
Молодёжное первенство
Краснодар
25 мая 11:00
Краснодар М
Краснодар М
Рубин М
Рубин М